Wicked tales

Dancing in the Dark

Первым делом я решила, что это болото никуда не годится. Секунда концентрации, несколько замысловатых пассов руками – потому что Полоний всегда так делал – на долю секунды все замирает, и вот передо мной спокойная водная гладь. Она уходит на километры в глубину, бесконечные километры, но я ступаю по ней, как по зеркальному мрамору с искрящимися прожилками. Из центра этого полуночного моря все еще растет белый ясень. Он будет расти тысячелетия, пока стоит Лабиринт. Ворон, единственный обитатель этого места, кроме меня и нашего общего пленника, кажется, смотрит на меня неодобрительно, но молчит, а я лишь улыбаюсь ему.

В воде отражаются сонмы образов. Битва в тумане стихла. Бывшие слуги Королевы чинят паруса, выстраиваются в формации и устремляются вперед, к трону своего нового повелителя. Легкая, узорчатая изморозь на деревянном полу залы тихонько тает. “Отец, как же много я тебе не сказала.” Сердце мира, разбитое и собранное вновь, такое хрупкое и уязвимое, парит у корней Мирового Древа, удерживаемое не магией вовсе, а связью двух людей. Они вместе, наконец-то.

Мой взгляд скользит дальше и я вижу его. Все там же, у стены, с бездыханным телом на руках. Сколько прошло времени, пару часов? Что ты делаешь, Дезмонд, отпусти ее, отдай туманам, меня там больше нет.

Как он поступит теперь? Станет служить Просперо? Наберет команду и уплывет навстречу новому миру? Или отправится на поиски легендарных Берегов Забвения, чтобы воссоединиться с мертвыми, которых любил?

Я качаю головой. Не важно, все это не важно, пустые вопросы, и знать я хочу совсем о другом. Конечно, заглядывать в последнюю главу книги нечестно, но ты же вечно жульничаешь, милый, почему мне нельзя? Это стало так просто, ведь Лабиринт теперь мой. Нет нужды читать тайные знаки на его стенах или пить яд древа Просперо. Никакой медитации. Будущее тут, в чернильной плоскости воды, как на огромном блюде из обсидианта. Я думаю: “Покажи,” – и оно подчиняется.

Сердце щемит от боли, но я заставляю себя смотреть. Ты не раз обводил судьбу вокруг пальца, но неизбежен час, когда даже твоя удача иссякнет – герои тоже умирают в конце.

Клянусь, когда этот день настанет, когда влажные, серые завитки туманов придут, чтобы похитить тебя в холодную цитадель Просперо, я явлюсь тебе вновь. Ты увидишь темный силуэт, брешь в полотне мироздания в форме женщины в длинном, развивающемся платье. Мне все равно, что ты будешь дряхлым стариком, что ты будешь слеп и немощен. Достаточно только кивка. Дай мне знак, Дезмонд, любой знак, и я заберу тебя, моя любовь, туда, где нет времени, а все несказанные слова и упущенные мгновения теряют всякую важность. Где мы станем стражами силы, способной обрушить небеса; хранители мира, вместе – ты и я. Мы будем гулять по бесконечным островам и странам, сотканным из тьмы и нашей памяти, касаться лиц друг друга с закрытыми глазами, со смехом вспоминать ворчание отца, когда ты пригласил меня на тот восхитительный танец. Мы станцуем вновь, будем танцевать снова и снова, столько, сколько ты захочешь. Я буду слушать твои песни; ты отведешь меня в дом, где родился, и поцелуешь меня в самый первый раз. И мы больше никогда не будем одиноки.

View
Интерлюдия

«Меня окружили». Тяжелое дыхание облачками пара вырывается из-под решетчатого забрала. Пот ест глаза. Живое красное тепло течет по плечу, капает на снег. Слишком много пурпурного снега вокруг.
«Они напуганы, но скоро поймут, что я уже слишком слаб». Один из них прыгает вперед. Молодой, голодный волчонок. Хочет отличиться перед старшими. Хочет быть мужчиной. Выскочил слишком далеко вперед, оторвался от стаи. Его меч скрежещет по доспеху, проходит вскользь. Шаг вперед, перехватив топор ближе к оголовью, коротко и жестоко бьют в лицо. Брызжет красным. Одним меньше, но это мне никак не поможет.
Над пустынной каменной глыбой медленно встает луна. За спиной ничего, кроме бесконечного падения. Интересно, есть ли у Моря дно. А у мира? Многие почитают похороны в небе, но что достойного в том, чтобы тонуть в тумане?
Кольцо медленно сжимается. Вот один из них осторожно, украдкой переступает тело парнишки, все еще дергающееся в агонии.
— Ты заплатишь за все! – кричит мне один из них
— Я знаю. Но ваша месть тоже не будет бесплатной! – голос дрогнул, выдавая мое сбившееся дыхание. На лице конунга играет улыбка.
Нет сил на хороший удар, с размахом. Нельзя выиграть бой только защищаясь. Один шаг назад. Другой. Третий. Мягкий блестящий снежок, сверкая в лунном свете, срывается в бездну. Наконец, какой-то прыткий копейщик находит лазейку, наконечник входит глубоко между ребрами. Теперь уже скоро. Я захожусь безумным смехом, переходящим в кровавый булькающий кашель.
— Последнее слово все равно за мной, конунг! Не тебе решать, как я умру!

Я слышал, что человек упавший в небо умирает от страха еще до того, как столкнется с чем-то или сгорит. Малодушные слабаки, они врут. Ты летишь до самого конца.

— Ты будешь служить мне. Я верну тебя к жизни, а ты будешь служить мне.
— Нет. Я никому не служу.
— Я сделаю тебя величайшим воином в мире.
— Нет. Я был величайшим воином и без тебя.
— Я окружу тебя богатством.
— Нет. Мне не нужно золото, хорошая битва стоит всех сокровищ мира.
— Я сделаю тебя генералом, ты поведешь мое воинство к победе и покроешь свое имя великой славой на все времена!
— Но…
— Все будут любить тебя. Я буду любить тебя.
— Да, моя королева.

Если долго всматриваться в бездну, она начнет всматриваться в тебя.
Из бездонного неба к воинам на берегу медленно поднялась фигура в иссиня-черных доспехах, с двуручным топором из вороненой стали и красными горящими глазами.
— Пришло время выплатить долг, конунг!
Метал скрежещет о метал, трещат ломающиеся щиты и кости, боевые кличи захлебываются кровью.

— Это же просто байка, Петер, – говорит уже крепко подвыпивший крестьянин, провожая взглядом пышнотелую официантку, – Просто байка.
— Может и так, – отвечает рыбак, – но я видел его однажды, когда мы заблудились в облаках. Он проплыл мимо на своем огромном корабле из черных драконовых костей, в своей черной броне. Говорят, он не может ее снять, говорят…
— Да мало ли что говорят! Давай лучше выпьем еще по одной!

View
Фиаско Злой Колдуньи
raw, history

Схема отношений

Drawing1

Просперо – Полоний
1) Через хлеб – хозяин и его верный слуга
2) На дьявольской ярмарке – загон с удивительными животными. [не раскрыто]
Просперо – Елена
1) В темном глухом лесу – старое дерево
2) Через смерть – потерявшийся путник и нежданный проводник
Просперо – Расул
1) Через хлеб – двое разбойников
2) Для убийства – зачарованный меч
Полоний – Елена
1) Через сердце – родитель и противящейся свадьбе по расчету ребенок
2) Отомстить – похитившему самое дорогое
Полоний – Расул
1) Через колдовство – оборотень поневоле и возможный спаситель.
2) Спастись – из под ярма
Елена – Расул
1) Через смерть – охотник и жертва
2) Для пущего страху – косточки съеденного ребенка

История персонажей

(краткая, необработанная запись)

Королевское семейство живет и правит на Королевском Острове. У Короля есть Старший Сын Полоний и жена которая вскоре умирает. Король выбирает себе новую супругу (Злая Колдунья), которая прибывает на остров со слугами среди которых есть маленький мальчик Расул. Вскоре у Короля от Злой Колдуньи рождается Младший Сын Просперо. Пока он растет, единственным ровесником в замке является Расул из числа слуг Злой Колдуньи, с которым они играют и сближаются. Когда ему исполняется около 5 лет Злая Колдунья уходит в Море Душ. Вскоре после этого Полоний жениться и его жена рождает ему дочку, Елену. Когда Просперо около 7 лет, Расулу около 9, Елене – около года, возвращается Злая Колдунья. Она убивает Короля, заточает в хрустальный гроб жену Полония, похищает Просперо и Расула и погружает остров в Море Душ. Полоний со своей дочкой успевают спастись и покинуть остров.

Расул превращается в серию страшных чудовищ чтобы служить Злой Колдунье. В Просперо при помощи ритуала она вселяет частицу Море Душ и прочит его себе в наследники. Однако отвратившись от ее путей, они оба сбегают на корабле «Семикрылом» вместе со знанием о Зачарованном Мече, в котором хранится сила Злой Колдуньи.

Просперо пользуясь влиянием Старого Древа и статусом Принца Туманов помогает Расулу вернуть (пусть и временно) власть над своим телом. Будучи назначенным капитаном на корабль Колдуньи, Расул открывает его команде глаза на порочность путей и деяний Колдуньи. Корабль “Семикрылый” с осколком сердца из Моря Душ, отказывается служить кому-либо кроме Королевы, но соглашается подчиниться ее наследнику.

Расул и Просперо не властны над собой. Расул подвержен трансформациям в которых теряет над собой контроль, а Просперо все больше растворяется в Тумане растекающемся изнутри него.

Полоний с Еленой живет на Спокойном Острове, он изучает магию и хочет чтобы дочь пошла по его стопам, но она увлекается культом Лабиринта и, проникнув в таинства последнего, полностью уходит с путей, которые ей предназначал отец.

В культе Лабиринта есть пророчество о человеке, в сердце которого растет Старое Древо, и именно Елене судьбой наречено найти его.

После нескольких лет странствий стараясь совершать не меньше хороших поступков, чем совершают плохие в периоды потери самоконтроля, Расул и Просперо прибывают на Спокойный Остров, где Просперо встречает Елену, которая опознает его как человека со Старым Древом и помогает обрести контроль над Морем в душе. Они встречают Полония который помогает Расулу взять контроль над трансформациями. И какое-то время живут тихо и спокойно.

Однажды на Спокойной Острове случается страшное убийство: кто-то убил и съел ребенка. Подозрение жителей падает на Расула и его друзей, в том числе на Полония и его дочку. То, что герои – родственники Королевы только еще больше разозлило ополчившихся Жителей Острова. Герои вынуждены бежать.

Жители острова обращаются к Охотнику, который отправляется на поиски беглецов. Но у Елены есть подозрения что в убийстве ребенка Расул не виновен и она предлагает найти убийцу раньше, чем Охотник настигнет их всех.

View

I'm sorry, but we no longer support this web browser. Please upgrade your browser or install Chrome or Firefox to enjoy the full functionality of this site.