Полоний Мортлейк

Ледяной маг

Description:
Bio:

Уникальная черта: Ледяное сердце

Мотивация:
1) Найти и освободить свою жену Корделию,
2) Восстановить честь семьи

Иконы:
Архимаг Белой Башни (2)
Королева Моря Душ (1)

Полоний Мортлейк – старший сын короля Кориолана и его жены Ипполиты, наследник престола острова Спокойствия (ныне канувшего в Море Туманов). Рождение королевского первенца было омрачено тяжелыми родами, от которых Ипполита так и не оправилась, и скончалась, когда ребенку было немногим более месяца.

Полония с детства готовили в наследники (этикет, история, etc.), и мальчик рос окруженный маленькой армией гувернанток, учителей и придворных, но в отдалении от отца, который был слишком занят политикой. Полоний рос спокойным, но замкнутым подростком и серьёзно готовился занять трон и отдать себя служению государству.

Король Кориолан тем временем женился вновь, и у Полония появился единокровный брат Просперо. Хотя Полонию нравилась мысль о том, что у него теперь есть брат, но он никогда не находил способа выразить свои чувства, поэтому отношения двух братьев никогда не стали особо близкими.
Появление у юноши дара к магии стало неприятной неожиданностью для всех, включая короля Кориолана, однако придворный маг смог уговорить монарха послать подростка в Академию магии – “в нашу провощённую эпоху нет ничего зазорного в том, чтобы королю быть так же и магом” – где Полоний проявил недюжинную способность к заклинанию природных элементов.

Спокойная и размеренная жизнь в Академии в целом устраивала Полония. Он всерьёз думал полностью посвятить себя служению магии, передав трон своему брату, но у короля Кориолана были другие планы – магия или нет, Полоний, как будущий наследник, должен был вступить в брак, укрепляющий союз между семьями Мортлейков и Сандейлов.

Полоний философски отнесся к внезапным матримониальным перспективам и решил не перечить отцу. Невеста, младшая дочь короля острова ??? Корделия Сандейл, оказалась милой девушкой, наделенной жизнелюбивым и рассудительным характером. Нельзя сказать, что между супругами мгновенно вспыхнуло бурное чувство; этот брак строился скорее на взаимном уважении, но, тем не менее, Корделия умела отрывать своего мужа от сухого академического созерцания, и показывать ему мир в новых красках.

Постепенно Полоний понял, что она стала важной частью его жизни, и привязанность между ними росла. Беременность Корделии и рождение дочери Елены сблизило супругов, но радость была омрачена одним событием – гороскоп ребенка не говорил о её будущем вообще ничего. Так же не помогла гидромантия, Енохианские шахматы и паломничество к авгурам – будущее ребенка оставалось скрыто.

С момента рождения Елены едва прошел год, как судьба нанесла страшный удар – предательство и трансформация Эриды в Королеву моря душ, и последующая внезапная потеря острова Спокойствия. Полоний был дома во время нападения, но все случилось слишком быстро и захватчики были в замке прежде чем что-либо можно было предпринять.

У него на глазах Корделии был нанесен смертельный удар – и в этот момент мир вокруг замер. Каждая последующая секунда неумолимо приближала её смерть, и Полоний почувствовал, как где-то внутри рождается осколок льда. Корделия не умрет, даже если это будет последнее, что он сделает. Река времени покрывается коркой льда. Никогда еще изменение реальности не давалось ему так легко. Холод промораживает темные, неумолимые воды, их течение замедляется. Никогда еще сила не давалась так легко. Время замерло в темнице льда. Никогда еще нерушимые законы мира небыли так субъективны и податливы.

Магия создала ледяной саркофаг, якорь, фиксированную точку, в которой время не текло, в которой Корделия была в безопасности. Все, что было дальше, Полоний помнил как во сне – бегство на кораблях, пропажу Просперо, возвращение в Академию, никогда не покидающее чувство озноба.

Время шло, Елена росла, Полоний пытался заполнить пустоту исследованиями (почему-то теперь ему давалась лишь ледяная магия), мечтами о возвращении чести семьи (от этого был только хуже), попытками устроить будущее Елены (в результате они только отдалялись), и все больше уходил в себя, оставляя внешнему миры лишь рефлекторные реакции, вызванные скорее привычкой, чем какими-то эмоциями.

Полоний Мортлейк

Wicked tales arsenyk