Wicked tales

Интерлюдия

«Меня окружили». Тяжелое дыхание облачками пара вырывается из-под решетчатого забрала. Пот ест глаза. Живое красное тепло течет по плечу, капает на снег. Слишком много пурпурного снега вокруг.
«Они напуганы, но скоро поймут, что я уже слишком слаб». Один из них прыгает вперед. Молодой, голодный волчонок. Хочет отличиться перед старшими. Хочет быть мужчиной. Выскочил слишком далеко вперед, оторвался от стаи. Его меч скрежещет по доспеху, проходит вскользь. Шаг вперед, перехватив топор ближе к оголовью, коротко и жестоко бьют в лицо. Брызжет красным. Одним меньше, но это мне никак не поможет.
Над пустынной каменной глыбой медленно встает луна. За спиной ничего, кроме бесконечного падения. Интересно, есть ли у Моря дно. А у мира? Многие почитают похороны в небе, но что достойного в том, чтобы тонуть в тумане?
Кольцо медленно сжимается. Вот один из них осторожно, украдкой переступает тело парнишки, все еще дергающееся в агонии.
— Ты заплатишь за все! – кричит мне один из них
— Я знаю. Но ваша месть тоже не будет бесплатной! – голос дрогнул, выдавая мое сбившееся дыхание. На лице конунга играет улыбка.
Нет сил на хороший удар, с размахом. Нельзя выиграть бой только защищаясь. Один шаг назад. Другой. Третий. Мягкий блестящий снежок, сверкая в лунном свете, срывается в бездну. Наконец, какой-то прыткий копейщик находит лазейку, наконечник входит глубоко между ребрами. Теперь уже скоро. Я захожусь безумным смехом, переходящим в кровавый булькающий кашель.
— Последнее слово все равно за мной, конунг! Не тебе решать, как я умру!

Я слышал, что человек упавший в небо умирает от страха еще до того, как столкнется с чем-то или сгорит. Малодушные слабаки, они врут. Ты летишь до самого конца.

— Ты будешь служить мне. Я верну тебя к жизни, а ты будешь служить мне.
— Нет. Я никому не служу.
— Я сделаю тебя величайшим воином в мире.
— Нет. Я был величайшим воином и без тебя.
— Я окружу тебя богатством.
— Нет. Мне не нужно золото, хорошая битва стоит всех сокровищ мира.
— Я сделаю тебя генералом, ты поведешь мое воинство к победе и покроешь свое имя великой славой на все времена!
— Но…
— Все будут любить тебя. Я буду любить тебя.
— Да, моя королева.

Если долго всматриваться в бездну, она начнет всматриваться в тебя.
Из бездонного неба к воинам на берегу медленно поднялась фигура в иссиня-черных доспехах, с двуручным топором из вороненой стали и красными горящими глазами.
— Пришло время выплатить долг, конунг!
Метал скрежещет о метал, трещат ломающиеся щиты и кости, боевые кличи захлебываются кровью.

— Это же просто байка, Петер, – говорит уже крепко подвыпивший крестьянин, провожая взглядом пышнотелую официантку, – Просто байка.
— Может и так, – отвечает рыбак, – но я видел его однажды, когда мы заблудились в облаках. Он проплыл мимо на своем огромном корабле из черных драконовых костей, в своей черной броне. Говорят, он не может ее снять, говорят…
— Да мало ли что говорят! Давай лучше выпьем еще по одной!

Comments

qristoff

I'm sorry, but we no longer support this web browser. Please upgrade your browser or install Chrome or Firefox to enjoy the full functionality of this site.